Эта черта армянства ценилась в России на вес золота - ФАКТ В ИСТОРИИ

19 ноября 2015 06:30

Уже стало традицией, что при изучении истории взаимоотношений царской России с народами Кавказа, в том числе русско-армянских отношений, все исследователи обязательно обращаются к работам русских авторов XVIII -XIX веков.

Являясь по роду своих занятий государственными деятелями, военными, публицистами, эти авторы фактически создали обширную историографию тех событий. На основе привлечения многочисленных источников различного происхождения, данные авторы исследовали широкий спектр российско-кавказских отношений на протяжении XVIII- XIX веков, являвшейся важным направлением восточной политики царизма.

Красной нитью через все работы данных авторов проходит чувство особой симпатии и солидарности с армянским вектором восточной политики царизма. Каждый из авторов в силу профессиональной специфики довольно глубоко знал историю и нюансы содержания этих отношений.

Среди плеяды подобных исследователей следует назвать имя Василия Александровича Потто (1836-1911). Потто происходил из дворян Тульской губернии, образование получил в кадетском корпусе, с первых же шагов жизни связав свою будущность с воинской службой.

Едва получив офицерские эполеты, девятнадцатилетним прапорщиком он принял участие в Крымской войне (1853-1856). По окончании военных действий Потто совершил путешествие по Кавказу.

Личные впечатления от недавних сражений и богатый собранный материал позволили ему вскоре выпустить в свет первые военные очерки.

В 1887 году полковник Потто вновь получил назначение на Кавказ - в штаб Кавказского военного округа. С этого времени вся его научная деятельность была посвящена главному труду жизни - капитальному сочинению "Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях", выходившему в свет в течение ряда лет в двадцати отдельных выпусках.

И вот, в 1902 году в Тифлисе при спонсорстве местных армян была издана книга-выжимка из многотомного труда автора, получившая название "Первые добровольцы Карабаха". В основу содержания данной небольшой по объему работы автора вошел сюжет из первого тома его многотомника о Кавказских войнах, посвященный истории прорыва из окружения русских войск во главе с полковником П.Карягиным в ходе военных действий в Карабахе летом 1805 года.

События происходили в период первой русской-персидской войны (1804-1813), уже после заключения 14 мая 1805 года между Карабахским ханством и царской Россией Курекчайского договора ( из 11 пунктов), согласно которому ханство переходило под покровительство царской России, сохраняя самостоятельность во внутренней политике.

Под данным договора, не имевшего срока давности и подписанного "на вечные времена", стояла подпись Карабахского и Шушинского Ибрагим Халил хана, который (как и его наследники) согласно 5-й статье был признан единственным правителем Карабаха.

Сегодня армянская пропаганда, стараясь скрыть наличие и содержание данного договора, вовсю тиражирует сюжеты из работ русских историков, в которых их соотечественники, традиционно выступая в роли пятой колонны царизма, старались всеми возможными средствами содействовать продвижению русской армии на Кавказе.

Особенно ярко это проявилось в периоды двух русско-персидских (1804-1813,1826-1828) и русско-турецких (1806-1812, 1828-1829) войн в первой трети XIX века, в которых армяне, хорошо владевшие персидским и турецким языками, зная местность, с успехом собирали для русского командования информацию о местоположении и численности войск противника, часто помогали русским войскам выходить из окружения, переправляя их войска через малопроходимые и труднодоступные дороги. Благодаря информации армянских проводников, курьеров и лазутчиков, русские войска очень часто внезапно оказывались в тылу противника и проводили успешные атаки.

Именно подобный сюжет лег в основу работы Потто об армянских добровольцах Карабаха. В данном случае понятие "доброволец" никак не соотносится с искренним желанием армян помогать русской армии. Как видно из работы Потто о Кавказских войнах, вопреки утверждению современных армянских авторов, их соотечественники всеми способами старались увиливать от этого. Дело дошло до того, как пишет Потто, что командующему русскими войсками на Кавказе П. Цицианову пришлось обратиться к армянам с призывом выполнить обязательства, данные русскому государю: "Неужели вы, армяне Карабаха, сделались женоподобными и похожими на других армян, занимающихся только торговыми промыслами... Опомнитесь".

Тут же Потто добавляет, что все призывы были тщетными. И лишь по счастливой случайности рядом с полковником Карягиным оказался сын елизаветпольского армянина, как пишет Потто, которому он сделал некогда большое одолжение. Поэтому тот согласился выполнять роль проводника и лазутчика.

В результате русским войскам удалось занять вначале крепость Шахбулаг, построенную в 1751 году основателем карабахского ханства Панах Али ханом, а затем, прорвавшись из окружения, соединиться с основными частями русской армии во главе с Цициановым. Армянский лазутчик был вознагражден за свое усердие, получив чин прапорщика, золотую медаль и 200 рублей пожизненной пенсии.

Подобное коварство и рвение армян было воспето и другими русскими историками. В работе, посвященной завоеванию Кавказа, русский историк П.Ковалевский, описывая в приторных тонах предательские действия местных армян, позволивших русским захватить самую непреодолимую крепость Южного Кавказа - Иреванское ханство, отмечал: "В 1827 году армяне сдержали свое слово. Нерсес, архиепископ армянский, одним из первых поспешил к полкам русским... Когда генерал Тучков вступил в Ширак, тут же к ним присоединилась сотня конных армян. Армяне всюду были верными нашими союзниками, разведчиками и помощниками. Не отделяя польз своих от польз России, армяне извещали их о каждом движении неприятеля, служили им проводником и действовали с ними на поле".

В той же работе Ковалевский описывает также предательство карабахских армян во время осады летом 1826 года шушинской крепости войсками наследного принца Гаджарова Аббаса Мирзы: "Татары перешли на сторону турок... но армяне вооружались и в числе 1500 присоединились к русским" (русский автор называет татарами тюркское население Карабаха- И.Н.).

Армяне приняли активное участие на стороне русской армии и в войнах против Османской Турции. Как отмечает в своем многотомном труде В.Потто, успехи русской армии на персидском фронте, создание Армянской области воочию показали армянам, что в их жизни начинается новый этап. Армяне стали активно помогать русской армии, доставляя им хлеб и добывая сведения о противнике.

После взятия Ахалкалаки Паскевич предписал военному губернатору Армянской области генерал-майору Чавчавадзе начать наступление на Баязетский пашалык, богатый хлебными запасами, через который пролегал большой караванный путь из Константинополя к Тебризу. В операции было задействовано всего 1400 штыков и до пятисот всадников. С этими ничтожными силами русские рассчитывали взять Баязет, опираясь, прежде всего, на сочувствие многочисленного местного армянского населения.

Армяне оправдали их надежды. Как далее отмечает Потто, едва русские подвергли мусульманские кварталы Баязета обстрелу из пушек, как растворились ворота, и духовная процессия армян выступила навстречу с хоругвями (религиозные знамена) и иконами. Это позволило русским в час по полудню занять город. В Баязете и Карсе более двух тысяч армян сражались в рядах русской армии.

Потто приводит случай, когда в одном из мусульманских кварталов армяне оставили после себя более тысячи трупов, не давая пощады никому, ни детям, ни женщинам. Так турецкие армяне выражали свою "преданность" Османской империи, в составе которой веками жили в роскоши и богатстве, занимали значительные государственные посты, свободно занимались ремеслом и торговлей, умножали свою численность.

Коллаборационизм армян был по достоинству оценен их новыми хозяевами - царской Россией. Кроме того, что армян вознаграждали немалыми денежными средствами, орденами, чинами, бывшие подданные персидского шаха и османского султана, которых они предали, получили право переселиться на вновь приобретенные Россией земли Южного Кавказа. Здесь переселенцы получали за счет местного мусульманского населения обширные земли, значительные денежные ссуды из казны и освобождались от несения повинностей.

Ильгар Нифталиев

Самое важное и срочное мы публикуем на странице в Telegram. Подпишись!